Коммунист-революционер Украины
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
 
Четверг, 24.08.2017, 07:46
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
ИСТОРИЧЕСКАЯ ПРАВДА [26]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1353
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Баннеры

Днепропетровская организация Союз коммунаров

Днепропетровская областная организация Союз коммунистов Приднепровья

Главная » Статьи » ИСТОРИЧЕСКАЯ ПРАВДА » ИСТОРИЧЕСКАЯ ПРАВДА

Депортация крымских татар была актом справедливого возмездия за предательство и преступления по отношению к другим народам.

Депортация крымских татар снова превращается в инструмент пропаганды

18 мая 1944 года во исполнение постановления Государственного комитета обороны № 5859сс «О крымских татарах» началось принудительное переселение крымских татар в Узбекскую, а также Казахскую и Таджикскую ССР. Операция прошла стремительно — изначально ее планировалось провести за 12–13 дней, однако уже 20 мая заместитель наркома внутренних дел СССР Серов и заместитель наркома госбезопасности СССР Кобулов докладывали в телеграмме на имя народного комиссара внутренних дел Берии: «Операция по выселению крымских татар закончена сегодня, 20 мая, в 16 часов. Выселено всего 180 014 чел., погружено в 67 эшелонов, из которых 63 эшелона численностью 173 287 чел. отправлены к местам назначения, остальные 4 эшелона будут также отправлены сегодня».


Депортация крымских татар, которые получили возможность вернуться в Крым только через полвека, до сих пор остается удобной почвой для самых разных спекуляций. В этот раз эффект был дополнительно усилен медиаресурсом «Евровидения», на котором победила представительница Украины с песней «1944». Текст ее был более чем политизирован, хотя руководство конкурса, где политические декларации как бы запрещены регламентом, сочло его нейтральным.

Je suis крымский татарин

Бдительнее всего за календарем следили «друзья» России. МИД Турции утром 18 мая выпустил заявление, где пафосно заявлялось о том, что «оккупация и незаконная аннексия» Крыма Россией «открыла раны депортации». Представители Анкары грозили, что Турция «не позволит забыть боль от позорной политики, направленной на уничтожение целого народа», и продолжит поддерживать крымских татар в «их мирной и справедливой борьбе».

«В годовщину депортации крымских татар, которая стала "черной страницей" в истории человечества, мы осуждаем факт этнических чисток», — резюмировал турецкий МИД.

Весьма любопытно то, что осуждать факт этнических чисток решила вдруг Турция, которая упорно сопротивляется признанию и даже упоминанию осуществлявшегося с 1915 года геноцида армян на своей территории — второго по изученности акта геноцида в истории после холокоста. Этому есть веские причины — геноцид армян имел много общего с уничтожением евреев в рейхе, вплоть до медицинских экспериментов над армянами, которых в официальных документах именовали «вредоносными микробами». Главным пропагандистом этой политики был доктор Мехмет Решид, губернатор Диарбекира, первым распорядившийся прибивать подковы к ногам депортируемых. Турецкая энциклопедия 1978 года характеризует Решида как «прекрасного патриота».

Турция тратит значительные средства на пиар-кампании по «отрицанию», в том числе делает щедрые пожертвования университетам. А когда тема признания геноцида парламентами или правительствами разных государств актуализируется, Анкара угрожает им дипломатическими и торговыми санкциями.

В Киеве годовщина депортации освещалась ожидаемо широко. Нельзя не отметить постоянных попыток привязать к депортации крымских татар определение «геноцид» и путем сложных смысловых манипуляций как-то обвинить в произошедшем современную Россию.

Президент Украины ПоРошенко лично принял участие в «вечере-реквиеме памяти жертв депортации крымско-татарского народа», где по традиции объявил себя крымским татарином в знак солидарности.


И произнес прочувственную речь, где посильно старался разжигать межнациональную рознь в российском Крыму. «Так называемая дружба народов по-московски», по тексту ПоРошенко, перетекла в «российскую оккупационную временную власть». А «достойные своего пращура внуки Сталина», как сообщил украинский лидер, «реанимируют политику геноцида». Поскольку «в России менялись столицы, власти и флаги, цари, генсеки и президенты… со времен Екатерины II Петербург и Москва неизменно преследовали крымско-татарский народ. Это константа в политике России всех режимов», — провозгласил ПоРошенко.

Его выступление сопровождалось повсеместными мероприятиями более мелкого калибра, так или иначе педалирующими тему вековечного альянса украинцев и крымских татар против постоянного врага — России и русских.

Всю эту деятельность информационно поддерживали самые разные СМИ, в том числе BBC и «Радио Свобода».

Причины и следствия

Можно с уверенностью говорить, что тема депортации крымских татар будет регулярно вытаскиваться на поверхность до тех пор, пока в составе России есть Крым, пока у России есть враги и пока Россия существует вообще. Это слишком удобный повод для антироссийской пропаганды, чтобы его не использовать.

При этом факты таковы, что депортация 1944 года была, пожалуй, единственно возможным в тех условиях действием, которое уж точно не имело никакого отношения к геноциду или попытке такового.

Если в перестроечный и постперестроечный период можно было ссылаться на некую закрытость архивов и отсутствие доступа к необходимым данным, благодаря чему фантазии и домыслы не сдерживались ничем, то к настоящему моменту ситуация изменилась. Информация о ходе депортации и, самое главное, причинах, которые к ней привели, доступна любому исследователю.

Крымского татарина периода Великой Отечественной нельзя было считать образцом лояльного советского гражданина. При общей численности народности 200 тысяч человек (предвоенное татарское население Крыма составляло менее 20% от всех жителей полуострова) согласно справке Главного командования германских сухопутных войск от 20 марта 1942 года на службе рейха состояли 20 тысяч крымских татар, то есть практически все годное к мобилизационному призыву население. Большинство из этих 20 тысяч дезертировали из Красной армии.


Это обстоятельство было одним из ключевых тезисов в письме Берии Сталину № 424/6 от 10 мая 1944 года, в котором также констатировалось, что немецко-фашистские оккупанты создали разветвленную сеть «татарских национальных комитетов», филиалы которых «широко содействовали немцам в организации и сколачивании из числа дезертиров и татарской молодежи татарских воинских частей, карательных и полицейских отрядов для действий против частей Красной армии и советских партизан. В качестве карателей и полицейских татары отличались особой жестокостью».

«Татарские национальные комитеты» принимали активное участие вместе с немецкой полицией в организации угона в Германию свыше 50 тысяч советских граждан: проводили сбор средств и вещей среди населения для германской армии и вели в большом масштабе предательскую работу против местного нетатарского населения, всячески притесняя его. Деятельность «татарских национальных комитетов» поддерживалась татарским населением, «которому немецкие оккупационные власти предоставляли всяческие льготы и поощрения».

Учитывая все вышесказанное, перед советским руководством стояла нетривиальная задача: как реагировать. Совершенные буквально на глазах остального нетатарского большинства населения полуострова преступления просто невозможно было игнорировать и спустить на тормозах. Абсолютное большинство нетатар воспринимало соседей как преступников и зачастую кровных врагов. Ситуация вполне могла обернуться действительно геноцидом, причем стихийным.

Действовать в соответствии с буквой закона тоже было проблематично — все прописанные в законах решения таких ситуаций опять-таки сводились к фактическому геноциду. Согласно статье 193-22 тогдашнего Уголовного кодекса РСФСР «самовольное оставление поля сражения во время боя, сдача в плен, не вызывавшаяся боевой обстановкой, или отказ во время боя действовать оружием, а равно переход на сторону неприятеля влекут за собою — высшую меру социальной защиты с конфискацией имущества». Если бы советская власть решилась действовать по закону, то большинство крымско-татарского взрослого мужского населения пришлось бы расстрелять.

В итоге была выбрана депортация, которая вопреки мифам производилась с максимально возможным на тот момент комфортом. Хотя о соблюдении прав человека в их современном понимании речь действительно не шла: на дворе, напомним, 1944 год.

Примечательно и то, что в ходе трехдневной депортации у «спецконтингента» было изъято 49 минометов, 622 пулемета, 724 автомата, 9888 винтовок и 326 887 боепатронов.

Депортация крымских татар и события, ставшие ее причиной, не относятся к тем страницам отечественной истории, которые называются славными, однако забывать уроки истории нельзя. По этой причине мероприятия в самом Крыму были далеко не такими демонстративными, как у зарубежных «страдальцев». Правительство Республики Крым открыло первую очередь памятного мемориала на станции Сирень в Бахчисарайском районе. Глава Крыма Сергей Аксенов сообщил, что «венчать комплекс будут мечеть и православный храм как символы единства не только двух религий, а всех конфессий на полуострове».

 

Автор Андрей Полевой

Источник: rusplt.ru

Категория: ИСТОРИЧЕСКАЯ ПРАВДА | Добавил: stepann (10.06.2016)
Просмотров: 13 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2017